Гибель офицера-пограничника: почему ГПК не раскрывал информацию?

Офицер Гродненской погрангруппы 2 октября скончался из-за травмы, полученной на службе. 

Как сообщает пресс-служба Госпогранкомитета, капитан погрангруппы 1985 года рождения получил травму 23 сентября 2013 года во время пограничного наряда. Он был госпитализирован, однако позже состояние здоровья ухудшилось, и 2 октября офицер скончался.

Похороны состоялись 4 октября, сообщили в пограничном ведомстве, добавив, что «данный случай не имеет отношения к проводившимся в конце сентября на территории Беларуси совместным белорусско-российским учениям «Запад-2013».

О гибели офицера не было известно почти неделю. Госпогранкомитет опубликовал информацию только после того, как она просочилась в интернет-СМИ. Почему сведения о ЧП не раскрывались? С таким вопросом обратился к экспертам корреспондент сайта «Товарищ.online».

Экс-командир армейского корпуса генерал Валерий Фролов удивлен переполоху, который поднялся в связи с информацией о гибели пограничника.

– К сожалению, у меня тоже друзья погибали, будучи лейтенантами, и мы тогда не думали, что это где-то должно быть освещено. Что-то случилось, доложил, те доложили выше. Оказали помощь в похоронах, и так далее. Сейчас по поводу любого события сразу шум-гам. Пограничники несут службу каждый день: там и машины ездят, и деревья падают. Всякое могло случиться, – сказал Фролов, комментируя случившееся. – Конечно, это трагедия для семьи и друзей, но не вижу необходимости придавать таким событиям республиканский масштаб.

Координатор кампании «За альтернативную гражданскую службу в Беларуси» Михаил Пашкевич, напротив, считает, что умалчивать о таких случаях в белорусской армии нельзя.

– Сначала о смерти офицера мы узнаем только на форумах от анонимных комментаторов. Потом под давлением комментаторов и часто неоспоримых фактов официальным лицам приходится признавать, что трагедия имело место, – отмечает Пашкевич.

Еще утром в понедельник ни Гродненская погрангруппа, ни Минобороны никак не комментировали ситуацию. Координатор кампании «За АГС в Беларуси» предполагает, что смерть офицера признали достаточно быстро – в течение дня, поскольку побоялись имиджевых потерь для учений «Запад-2013».

– Конечно же, это неприемлемо, – говорит Пашкевич о замалчивании подобной информации. – Как по отношению к близким погибшего офицера, которые, насколько можно понять из СМИ, до сих пор не знают, что произошло. Так и по отношению к общественности, которая имеет право знать, что происходит в армии.

Он напомнил, что это уже вторая гибель офицера буквально за месяц.

– Всего же за последний год зафиксировано 4 смерти (2 офицера, 2 солдата). По крайней мере, те, о которых нам известно, – добавляет Пашкевич.

Полковник запаса Владимир Бородач в комментарии сайту «Товарищ.online» подчеркнул, что для открытости всех государственных структур и ведомств и их деятельности необходимо «открыть само общество и вернуть людям право выбирать власть и требовать у нее отчета за свою работу».

– В стране должен править не пахан, а закон, – заявил Бородач. – Если скрывают причину смерти или тот или другой случай, значит, есть тайна, точнее, темные пятна данной истории. Может, стал свидетелем контрабанды в государственных масштабах, – предположил полковник, усомнившись, что от разрыва мышц может умереть здоровый человек.

Надежда Кравчук«Товарищ.online»