Решение Конституционного Суда Республики Беларусь О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 1999 году

от 31 января 2000 г. № P-92/2000

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего — Председателя Конституционного Суда Василевича Г.А., заместителя Председателя Суда Марыскина А.В., судей Бойко Т.С., Воробья Г.А., Кеник К.И., Подгруши В.В., Саркисовой Э.А., Тиковенко А.Г., Филипчик Р.И., Шабайлова В.И., Шишко Г.Б., Шуклина В.З., рассмотрев вопрос о состоянии конституционной законности в Республике Беларусь, руководствуясь статьей 44 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» и статьей 80 Регламента Конституционного Суда,

РЕШИЛ:

1. Принять Послание Конституционного Суда Республики Беларусь Президенту и палатам Парламента Республики Беларусь «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 1999 году» (текст прилагается).

2. Опубликовать Послание «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 1999 году» в газетах «Звязда» и «Народная газета», а также в «Ведамасцях Нацыянальнага сходу Рэспублiкi Беларусь» и «Веснiку Канстытуцыйнага Суда Рэспублiкi Беларусь» в десятидневный срок со дня принятия.

Председательствующий —
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь                                                                                                     Г.А.Василевич

Президенту
Республики Беларусь

Палате представителей
Национального собрания
Республики Беларусь

Совету Республики
Национального собрания
Республики Беларусь

ПОСЛАНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

О СОСТОЯНИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ЗАКОННОСТИ

В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ В 1999 ГОДУ

Соблюдение конституционной законности, основу которой составляют надлежащее обеспечение прав и свобод личности, их охрана и защита со стороны государства, имеет определяющее значение для становления Республики Беларусь как демократического социального правового государства, укрепления авторитета Республики Беларусь на международной арене и успешного развития международных отношений. Деятельность Конституционного Суда Республики Беларусь в 1999 году при осуществлении им своих конституционных полномочий была направлена на утверждение в Республике Беларусь принципа верховенства права (статья 7 Конституции) и усиление на этой основе защиты прав и свобод человека и гражданина, реализацию взаимной ответственности государства и граждан. Конституционный Суд Республики Беларусь в пределах своей компетенции принимал все доступные ему меры по совершенствованию правовой системы Республики Беларусь и более быстрому приближению ее к международным стандартам.

Оценивая состояние конституционной законности в Республике Беларусь, Конституционный Суд, руководствуясь статьей 44 Закона Республики Беларусь «О Конституционном Суде Республики Беларусь», основывался на изученных и рассмотренных в 1999 году делах и материалах.

I

Рассмотрение в Конституционном Суде наиболее сложных, имеющих общественную значимость вопросов, является общепринятым средством разрешения правовых конфликтов в любом современном демократическом и правовом государстве.

Конституционный Суд Республики Беларусь, осуществляя предусмотренную статьей 116 Конституции функцию контроля за конституционностью нормативных актов в государстве, рассмотрел в 1999 году 17 дел. Проверке было подвергнуто более 30 нормативных актов различного уровня.

Анализ дел, рассмотренных Конституционным Судом, свидетельствует о том, что в соблюдении конституционной законности, обеспечении прав и свобод граждан, совершенствовании законодательства, приведении его в соответствие с нормами Конституции Республики Беларусь и общепризнанными принципами международного права существуют проблемы, требующие своего решения.

Из рассмотренных Конституционным Судом в 1999 году дел вытекает, что основное место в них занимали вопросы, касающиеся обеспечения прав и свобод граждан, гарантированных Конституцией Республики Беларусь.

Основным Законом провозглашено право граждан Республики Беларусь на жилище, обеспечиваемое развитием государственного и частного жилищного фонда, содействием гражданам в приобретении жилья (статья 48); гарантировано каждому право собственности и содействие ее приобретению (статья 44); закреплено равенство всех перед законом и право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов (статья 22). Однако, как усматривается из материалов конкретных дел, эти права и гарантии не всегда получают должное закрепление в актах законодательства, призванных регулировать соответствующие общественные отношения.

Так, частью второй статьи 5 Закона «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» предусматривалось, что квартира, заселенная несколькими нанимателями, может быть приватизирована одновременно всеми нанимателями в общую долевую собственность. Данной нормой, действовавшей в течение продолжительного срока, нарушались конституционные права нескольких тысяч граждан Республики Беларусь на приватизацию занимаемого жилого помещения, поскольку реализация этого права была поставлена в зависимость от согласия других нанимателей. Однако общие суды отказывали обращающимся к ним гражданам в судебной защите и не ставили в соответствии со статьей 112 Конституции вопрос о проверке конституционности указанной нормы. Такая проверка была осуществлена Конституционным Судом на основании предложения Совета Республики Национального собрания. Производство по делу было возбуждено 30 апреля 1999 г., и 2 июня дело рассмотрено в открытом судебном заседании.

Проанализировав положения Конституции, Закона «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» и других нормативных актов, Конституционный Суд указал, что ограничения на приватизацию жилых помещений могут быть обусловлены лишь такими обстоятельствами, которые в принципе исключают возможность передачи жилых помещений в частную собственность либо объективно требуют установления особого порядка их приватизации. Применительно к жилым помещениям в квартирах, заселенных несколькими нанимателями, такие обстоятельства отсутствуют, поскольку изменение формы собственности не влияет на правовой режим мест общего пользования квартиры.

Ограничение права нанимателя жилого помещения на свободную, не зависимую от волеизъявления других нанимателей приватизацию не основывалось на требованиях статьи 23 Конституции, согласно которой ограничение прав и свобод личности допускается только в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Конституционный Суд обратил внимание на несоразмерность введенных ограничений защищаемым интересам, поскольку гарантированное Конституцией и законами право граждан на приватизацию занимаемых жилых помещений было поставлено в зависимость от субъективного усмотрения других нанимателей, их желания приватизировать квартиру в общую долевую собственность.

Закрепляя право граждан Республики Беларусь на приватизацию занимаемых ими жилых помещений, государство обязано было обеспечить и возможность его реализации, гарантируя при этом соблюдение принципов и норм, предусмотренных Конституцией и законом. Вместе с тем вопреки положениям Конституции и проверенного закона о праве граждан Республики Беларусь на приватизацию жилья, основанного на принципах добровольности, сочетания возмездного и безвозмездного характера приватизации, равенства прав, это право реально обеспечено не было. Отсутствие согласия одного из нанимателей на приватизацию независимо от причин отказа в даче такого согласия исключало право другого нанимателя приватизировать занимаемое им жилое помещение.

Заключением от 2 июня 1999 г. часть вторая статьи 5 Закона «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» была признана не имеющей юридической силы как не соответствующая Конституции Республики Беларусь.

В решении от 3 декабря 1999 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части пятой статьи 28 Закона Республики Беларусь «О милиции» Конституционный Суд рассмотрел вопросы, связанные с бесплатной передачей жилой площади в собственность работникам милиции, прослужившим в органах милиции не менее двадцати календарных лет. Ввиду неоднозначной практики, складывающейся при приватизации жилья указанной категорией граждан, и в целях недопущения нарушений их прав и законных интересов Конституционный Суд предложил Национальному собранию Республики Беларусь устранить неопределенность в применении части пятой статьи 28 Закона Республики Беларусь «О милиции» путем официального толкования.

Государство, как это предусмотрено статьей 30 Конституции, гарантирует гражданам Республики Беларусь право свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах Республики Беларусь. В соответствии с частью первой статьи 101 Жилищного кодекса граждане и юридические лица негосударственной формы собственности могут иметь на праве собственности жилые дома, квартиры и иные жилые помещения без ограничения их количества и размера. Пользование жилым помещением неразрывно связано с потреблением и оплатой проживающими в нем лицами коммунальных услуг. Обязанность оплачивать услуги сохраняется и в том случае, когда наниматель либо собственник жилья отсутствует. При этом для жителей городов и сельских населенных пунктов установлены дифференцированные тарифы на оплату коммунальных услуг.

Проанализировав действующее законодательство в этой сфере и практику его применения, Конституционный Суд пришел к выводу, что спорные вопросы на практике, а в итоге — обоснованные нарекания и жалобы граждан возникают вследствие ненадлежащего правового регулирования указанных отношений.

Решением от 27 октября 1999 г. «О некоторых вопросах, связанных с регулированием порядка оплаты коммунальных услуг» Конституционный Суд предложил Совету Министров принять дополнительные меры по упорядочению правового регулирования и условий оплаты коммунальных услуг гражданами, имеющими несколько жилых помещений, в случае их отсутствия в одном из них в связи с проживанием в это время в другом жилом помещении, в том числе в сельской местности. Кроме того, по мнению Конституционного Суда, требуют более детального регулирования вопросы предоставления гражданам льгот по оплате коммунальных услуг, а также установления гражданско-правовой ответственности за предоставление для перерасчета платы за коммунальные услуги сведений, не соответствующих действительности.

Отсутствие должного законодательного регулирования целого круга общественных отношений, связанных с организацией и деятельностью жилищно-строительных кооперативов, иногда ведет к ущемлению прав собственников жилья, построенного на кооперативных началах, либо их наследников. В правоприменительной практике также не были выработаны однозначные подходы к решению возникающих вопросов. В решении от 24 июня 1999 г. «О некоторых вопросах, связанных с регулированием порядка и условий выплаты паевых взносов в жилищно-строительных кооперативах» Конституционный Суд предложил Совету Министров урегулировать порядок и условия выплаты паевых взносов членам жилищно-строительных кооперативов, выбывшим после завершения строительства, а также наследникам пайщика, умершего после завершения строительства. В целях исполнения указанного решения Советом Министров было принято постановление от 22 сентября 1999 г. N 1469 «О некоторых вопросах организации и деятельности жилищно-строительных кооперативов», в котором были решены поставленные Конституционным Судом вопросы.

Одним из важнейших конституционных прав граждан, которые постоянно находятся в поле зрения Конституционного Суда, является право граждан на судебную защиту компетентным, независимым и беспристрастным судом, гарантированное статьей 60 Конституции. Конституционный Суд рассмотрел несколько дел о конституционности нормативных актов, ограничивающих право граждан на судебную защиту. Правовая позиция Конституционного Суда, выраженная им в ряде заключений, состоит в том, что реализация гражданами конституционного права на обращение в вышестоящие или иные государственные органы для разрешения споров не исключает возможности их обращения в суд.

Так, статьей 209 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь предусматривалась возможность обжалования постановления о прекращении уголовного дела прокурору. Это положение закона на практике однозначно воспринималось судами, органами дознания и предварительного следствия как исключающее возможность подачи аналогичной жалобы в суд для проверки законности и обоснованности такого постановления. Практика применения статьи 209 УПК приводила к тому, что подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие и другие заинтересованные лица, чьи права и законные интересы нарушались прекращением дела в стадии предварительного расследования, лишались права на обращение в суд, а решения органов дознания и предварительного следствия, затрагивающие их права и законные интересы, оказывались вне судебного контроля.

Конституционный Суд, признав положение части шестой статьи 209 УПК, которое исключало на практике право на судебное обжалование постановления о прекращении дела, не соответствующим статье 60 Конституции, указал, что право на судебную защиту относится к общепризнанным принципам международного права, приоритет которых Республика Беларусь признает и обеспечивает соответствие им законодательства. Это право не может быть ограничено. В Заключении Конституционного Суда по данному делу получила также свое дальнейшее развитие сформулированная в ряде ранее принятых им решений правовая позиция Конституционного Суда о верховенстве и непосредственном, прямом действии конституционных норм.

Законом от 25 октября 1999 г. в соответствии с Заключением Конституционного Суда от 13 мая 1999 г. в статью 209 УПК внесены соответствующие дополнения, согласно которым предусмотрено право граждан обжаловать постановление о прекращении уголовного дела прокурору или в суд. Конституционный Суд отмечает, что этим же Законом во исполнение не только данного Заключения, но и заключений, принятых в конце 1998 года, о неконституционности отдельных положений уголовно-процессуального законодательства Парламент Республики Беларусь внес ряд других существенных изменений и дополнений в УПК.

Решающее значение для введения в действие указанного Закона, содержащего важные демократические положения в области уголовно-процессуальных отношений, касающиеся порядка и сроков содержания под стражей, недопустимости совмещения судом функций обвинения и правосудия, возможности дачи свидетельских показаний членами семьи и близкими родственниками лица, совершившего преступление, принадлежит Главе государства. Несмотря на попытки отдельных должностных лиц обосновать нецелесообразность исполнения заключений Конституционного Суда в установленные им сроки, Президент Республики Беларусь принял справедливое решение и, подписав данный Закон, ввел его в действие. Эта позиция Президента полностью вытекает из его правового статуса как гаранта Конституции, прав и свобод граждан.

Предметом рассмотрения Конституционного Суда в истекшем году были также нормы гражданского процессуального законодательства, закрепляющие гарантии судебной защиты граждан.

23 июня 1999 г. Конституционным Судом по предложению Президента Республики Беларусь было рассмотрено дело о проверке конституционности части второй статьи 207, части первой статьи 268, части первой статьи 269 и части первой статьи 291 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, в которых было установлено, что решения и определения Верховного Суда по делам, рассмотренным им по первой инстанции, в кассационном порядке обжалованию не подлежат.

Конституционный Суд признал указанные нормы не соответствующими статьям 21, 22, 60 и 115 Конституции и международно-правовым актам в той мере, в какой они не обеспечивают процессуальные гарантии реализации сторонами и иными лицами, участвующими в процессе, права на обжалование судебных постановлений Верховного Суда Республики Беларусь, вынесенных по делам, рассмотренным им по первой инстанции.

Заключение Конституционного Суда основывалось на том, что одной из реальных гарантий осуществления конституционного права на судебную защиту и вынесения судами законных и обоснованных решений является право обжалования и опротестования судебных постановлений.

Конституционный Суд исследовал вопрос о реализации права на судебную защиту посредством предусмотренных законодательством процедур кассационного и надзорного обжалования судебных постановлений. Принесением жалобы или протеста в отношении судебных постановлений, не вступивших в законную силу, возбуждается производство в суде второй инстанции (кассационное производство). Действующим законодательством установлена процедура пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу, в порядке надзора, в том числе и судебных постановлений Верховного Суда, вынесенных им по первой инстанции. На практике поводом для принесения протеста в порядке надзора являются жалобы сторон и других заинтересованных лиц. Однако подача надзорной жалобы не влечет в обязательном порядке возбуждение производства о пересмотре дела. Перечень должностных лиц, наделенных правом принесения протеста, определен законом. Следовательно, возбуждение производства о пересмотре дела зависит не от волеизъявления лиц, участвующих в деле, а только от должностного лица, имеющего право на принесение протеста, при наличии, по его мнению, к этому оснований.

Проанализировав действующее процессуальное законодательство, касающееся реализации гражданами права на обжалование судебных постановлений в кассационном порядке и права на подачу жалобы в порядке надзора, Конституционный Суд пришел к выводу, что в наиболее полном объеме процессуальные права сторон и лиц, участвующих в процессе, обеспечиваются при пересмотре дел в кассационном порядке, поскольку подача кассационной жалобы в установленном порядке всегда влечет пересмотр дела в полном объеме. Жалоба в порядке надзора может быть только поводом для принесения протеста на предмет отмены судебных постановлений, вступивших в законную силу. В ГПК не были определены процедуры подачи и рассмотрения надзорной жалобы, в частности не были урегулированы вопросы о том, что надзорная жалоба является поводом к истребованию дела и принесению протеста уполномоченным на то должностным лицом, не определены содержание надзорной жалобы, наименование органа или должностного лица, которым может адресоваться жалоба, сроки рассмотрения такой жалобы, основания для отказа в ее удовлетворении, а также другие вопросы, имеющие существенное значение для надзорного обжалования и опротестования.

Решение вопросов о формах обеспечения права сторон и лиц, участвующих в процессе, на обжалование судебных постановлений является прерогативой законодателя, который определяет механизмы (процедуры) такого обжалования. В связи с этим Конституционный Суд признал необходимым рекомендовать компетентным государственным органам рассмотреть вопросы о дополнительных гарантиях при рассмотрении жалоб, поданных сторонами и лицами, участвующими в процессе, в отношении постановлений, вынесенных Верховным Судом по делам, рассмотренным им по первой инстанции.

С целью реализации гарантий права на судебную защиту, доступность которой ограничивалась чрезмерно высокими ставками государственной пошлины по имущественным спорам, и в связи с необходимостью установления равнозначного подхода к размерам ставок государственной пошлины с заявлений имущественного и неимущественного характера, упорядочения взимания пошлины в общих и хозяйственных судах, других государственных органах Конституционный Суд решением от 24 июня 1999 г. предложил Совету Министров пересмотреть размеры ставок государственной пошлины. Постановлением Совета Министров от 25 августа 1999 г. ставки государственной пошлины по имущественным спорам изменены, установлен более сбалансированный подход к определению размеров государственной пошлины по спорам имущественного и неимущественного характера.

Конституционным Судом рассматривалось обращение Министерства юстиции о применении норм статьи 62 Конституции и соответствующих статей Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, регулирующих вопросы представительства в суде.

В соответствии со статьей 62 Конституции каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод. Указанная конституционная норма предусматривает, в частности, право каждого гражданина пользоваться в любой момент юридической помощью не только адвокатов, но и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами.

Действующее гражданское процессуальное законодательство (статьи 70-79 ГПК) предусматривает, что граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. При этом допускаются два способа оформления представительства в суде: представлением надлежаще оформленной доверенности либо устным заявлением, сделанным в суде, которое заносится в протокол судебного заседания. Законодательством не исключается право выступать в качестве представителей адвокатам; лицам, имеющим лицензии на оказание юридических услуг; другим гражданам, оформившим свое представительство надлежащим образом.

Из обращения Министерства юстиции в Конституционный Суд усматривалось, что на практике имеют место случаи, когда отдельные граждане, не имея лицензий на право занятия адвокатской деятельностью и на оказание юридических услуг, систематически оказывают юридические услуги в качестве представителей на возмездной основе.

Проанализировав действующее законодательство по данному вопросу, Конституционный Суд пришел к выводу, что, допуская представительство в суде любого лица по гражданскому делу, законодатель не определил, может ли такое представительство носить систематический характер и быть источником дохода лица, которое без лицензии на право занятия адвокатской деятельностью либо на право оказания юридических услуг занимается представительством в суде. Уяснение позиции законодателя по этому вопросу, по мнению Конституционного Суда, возможно путем официального толкования соответствующих норм процессуального законодательства.

В Конституционный Суд неоднократно поступали обращения Республиканской коллегии адвокатов, касающиеся, в частности, ограничения права граждан на получение юридической помощи в уголовном процессе вследствие непредоставления адвокату свидания с лицом, задержанным по подозрению в совершении преступления и находящимся под стражей до предъявления ему обвинения. Учитывая значимость поставленного вопроса о соблюдении конституционных прав граждан в уголовном процессе, Конституционный Суд 13 декабря 1999 г. принял решение «О некоторых вопросах обеспечения гражданам конституционного права на получение юридической помощи в уголовном процессе». В этом решении признано, что положения статей 49 и 53 Уголовно-процессуального кодекса, которые не предоставляют подозреваемому и подсудимому, содержащимся под стражей, права в любой момент пользоваться помощью адвокатов, не согласуются со статьями 2, 8, 62 Конституции, Законом «Об адвокатуре», общими положениями уголовно-процессуального законодательства, Международным пактом о гражданских и политических правах, Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденным резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г., Основными принципами, касающимися роли юристов, принятыми восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 7 сентября 1990 г.

Конституционный Суд предложил государственным органам, применяющим нормы уголовно-процессуального законодательства, обеспечить не только обвиняемым, но и подозреваемым, подсудимым, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, право на получение в любой момент квалифицированной юридической помощи адвоката с соблюдением условий, предусмотренных нормами международно-правовых актов.

Конституционный Суд отмечает, что в новом Уголовно-процессуальном кодексе нашли закрепление и дальнейшее развитие указанные положения Конституции и международно-правовых актов. В нем предусмотрены более широкие права участников уголовного процесса (задержанного, подозреваемого, обвиняемого и др.) и гарантии их обеспечения. Им дана возможность в любой момент получить юридическую помощь адвоката и беспрепятственно общаться с ним наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности бесед.

Важными условиями формирования правового государства, обеспечения конституционных прав и свобод граждан являются качество регулирования административных отношений, уровень развития административного права и надлежащая практика его применения.

В Заключении от 1 июня 1999 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь и международно-правовым актам части первой статьи 182 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях» Конституционный Суд признал неконституционной норму, предусматривавшую ответственность должностных лиц за прием на работу граждан, проживающих без прописки, указав на ее несоответствие ряду статей Конституции, Закону «О международных договорах Республики Беларусь», Всеобщей декларации прав человека, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, конвенциям Международной организации труда. Заключение Конституционного Суда позволяет гражданам не только реально осуществить свое право на свободное заключение трудового договора, а нанимателям — принимать работников с учетом их способностей, образования и профессиональной подготовки, но и способствует реализации гражданами конституционного права на свободу передвижения и выбор места жительства.

По предложению Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Конституционный Суд проверил конституционность решения Минского городского исполнительного комитета о принудительной отбуксировке автотранспортных средств. В Заключении от 23 июля 1999 г. Положение о порядке и условиях отбуксировки, хранения и реализации транспортных средств, загромождающих внутридворовые территории, мешающих уборке улиц и дорог, утвержденное решением Минского городского исполнительного комитета от 28 декабря 1995 г. № 783, и пункт 7.3 решения Минского городского исполнительного комитета от 9 декабря 1998 г. № 1330 «О порядке парковки транспортных средств, содержании проезжей части улично-дорожной сети и внутридворовых территорий» признаны не соответствующими Конституции и законам Республики Беларусь. Конституционный Суд признал недопустимым ограничение прав граждан при принудительной отбуксировке транспортных средств на основе решений Мингорисполкома, превысившего свои полномочия при установлении мер административного принуждения. В соответствии со статьей 23 Конституции подобного рода ограничения могут быть введены только законом. Конституционный Суд отмечает, что с жалобами на указанные ограничения граждане неоднократно обращались в общие суды, однако суды, как этого требует статья 112 Конституции, не ставили в установленном порядке вопрос о проверке этих решений на предмет их конституционности. В Заключении Конституционный Суд также предложил местным исполнительным и распорядительным органам обеспечить решение вопросов, связанных с максимально возможным удовлетворением потребностей владельцев транспортных средств как в охраняемых, так и в неохраняемых стоянках, что должно способствовать более полной защите прав и свобод граждан, сокращению количества правонарушений.

Идеей реализации принципа справедливости при охране конституционных прав и свобод граждан и более сбалансированного подхода к установлению ответственности за причинение им вреда руководствовался Конституционный Суд, давая 25 марта 1999 г. толкование своего Заключения от 19 декабря 1994 г. «О соответствии Конституции примечания к статье 177 Уголовного кодекса Республики Беларусь».

Оценивая подход законодателя к урегулированию в соответствии со статьей 27 Конституции вопросов об ответственности близких родственников или членов семьи лица, совершившего преступление, за недонесение о преступлении и заранее не обещанное укрывательство преступлений, Конституционный Суд обратил внимание на следующее.

В действующем Уголовном кодексе Республики Беларусь положение статьи 27 Конституции реализовано таким образом, что близкие родственники или члены семьи лица, совершившего преступление, не подлежат ответственности за недонесение как о готовящемся, так и совершенном преступлении независимо от его тяжести. За заранее не обещанное укрывательство преступления ответственность указанных лиц в случаях, специально установленных законом, не исключается.

Вместе с тем такой подход, по мнению Конституционного Суда, не оправдан и противоречит принципу справедливости, предполагающему соизмеримость значимости того или иного права граждан в общей системе конституционных прав и свобод с используемыми средствами их защиты. Не может одно право защищаться посредством ограничения других прав, особенно тех, которым придается приоритетное значение. В частности, приоритетное место в системе основных прав граждан занимает провозглашенное Конституцией право каждого на жизнь. Поэтому не соответствует принципу справедливости такое положение уголовного закона, согласно которому не подлежит уголовной ответственности за недонесение близкий родственник или член семьи лица, готовящегося совершить особо тяжкое преступление, представляющее опасность для жизни людей (терроризм, диверсия, убийство и др.). Обязанность указанных лиц сообщить в соответствующие органы о самом факте подготовки такого преступления, подкрепленная угрозой уголовной ответственности за ее невыполнение, служила бы одним из средств предотвращения тяжких последствий, которые могут наступить в результате его совершения.

В свою очередь нельзя признать справедливым установление уголовной ответственности близких родственников или членов семьи лица, уже совершившего преступление, за заранее не обещанное укрывательство без учета характера совершаемых этими лицами действий и их мотивов. Нередко указанные лица могут оказаться в такой ситуации, когда только родственные чувства без каких-либо корыстных или иных низменных побуждений предопределяют их действия по укрывательству самого виновного или места его нахождения.

Основываясь на зарубежной законодательной практике, исходя из задач защиты самого ценного — жизни человека и предупреждения посягательств на нее как одного из наиболее опасных преступлений, Конституционный Суд в своем Заключении от 25 марта 1999 г. определил возможные направления более справедливого законодательного решения вопросов, связанных с ответственностью близких родственников и членов семьи лица, совершившего преступление, за недонесение о преступлении и заранее не обещанное укрывательство преступления. Поставленные Конституционным Судом вопросы могут быть решены в Уголовном кодексе.

Особую правовую актуальность и значимость имеют налоговые правоотношения, поскольку они непосредственно затрагивают имущественные права и законные интересы как налогоплательщиков, так и государства. Деятельность Конституционного Суда по осуществлению контроля в этой области свидетельствует о том, что регулирование налоговых отношений не всегда осуществляется в соответствии с Основным Законом.

По инициативе Высшего Хозяйственного Суда Конституционным Судом рассмотрено дело «О соответствии Конституции и законам Республики Беларусь разъяснения Главной государственной налоговой инспекции при Кабинете Министров Республики Беларусь от 16 июня 1995 г. «О возвращении излишне взысканных платежей в бюджет». В ходе рассмотрения данного дела было установлено, что разъяснением Главной государственной налоговой инспекции (в настоящее время — Государственный налоговый комитет) было нарушено право налогоплательщиков, предусмотренное частью третьей пункта 2 статьи 10 Закона «О налогах и сборах, взимаемых в бюджет Республики Беларусь», на получение ими из бюджета сумм платежей, взысканных по результатам проверок, с начислением пени в размере учетной ставки Национального банка Республики Беларусь. Заключением Конституционного Суда от 14 сентября 1999 г. разъяснение Главной государственной налоговой инспекции от 16 июня 1995 г. в части указания на то, что на суммы излишне взысканных финансовых санкций из-за неправильного их исчисления по акту проверки пеня не начисляется, признано неконституционным. Указанное положение признано не имеющим юридической силы со дня принятия Заключения. Данное Заключение призвано содействовать более строгому и ответственному применению налоговыми органами законодательства при проведении проверок и тем самым более полной защите прав и законных интересов налогоплательщиков и государства.

В июне 1999 года в Конституционный Суд за защитой прав налогоплательщиков обратилось Центральное правление общественного объединения «Белорусское общество глухих». Обращение касалось правомерности урегулирования вопроса о льготах для общественных организаций инвалидов, их предприятий, учреждений и организаций пунктом 9 Положения о порядке создания и использования целевых сборов на содержание детских дошкольных учреждений г.Гродно, утвержденного решением Гродненского городского исполнительного комитета от 4 марта 1999 г. № 185 «О введении местных сборов».

В принятом по данному обращению решении Конституционного Суда от 18 августа 1999 г. «О решении Гродненского городского исполнительного комитета от 4 марта 1999 г. № 185 «О введении местных сборов» Конституционный Суд отметил, что в действующем законодательстве не получили должного регулирования вопросы полномочий местных Советов депутатов в сфере установления льгот при введении местных налогов и сборов, несмотря на то, что указанные местные органы обладают конституционным правом на установление этих платежей в соответствии с законом. Обратив внимание на противоречивость действующего законодательства, Конституционный Суд предложил Национальному собранию Республики Беларусь дать толкование статьи 53 Закона «О социальной защите инвалидов в Республике Беларусь» в части обязательности предоставления установленных в ней льгот при введении местных налогов и сборов либо внести необходимые изменения в законодательные акты в целях обеспечения взаимосогласованности норм, а также уточнить право местных Советов депутатов на установление льгот при введении ими местных налогов и сборов.

При рассмотрении этого вопроса Конституционным Судом было выявлено также нарушение установленного статьей 121 Конституции и законами порядка введения местных налогов и сборов местными представительными и исполнительными органами г.Гродно. Конституционный Суд предложил Гродненскому городскому Совету депутатов и Гродненскому городскому исполнительному комитету в пределах их компетенции урегулировать введение целевого сбора на содержание детских дошкольных учреждений на основании Конституции Республики Беларусь, Закона «О бюджете Республики Беларусь на 1999 год» и других актов законодательства. Соответствующее решение было принято Гродненским городским Советом депутатов 21 октября 1999 г.

В целях совершенствования законодательства о ветеранах Конституционным Судом 24 июня 1999 г. было принято решение, которым предложено отнести к ветеранам войны лиц, награжденных медалями «За победу над Германией» или «За победу над Японией». Данная позиция Конституционного Суда обусловлена не только стремлением к унификации правовых критериев определения статуса ветеранов, но и требованиями соблюдения социальной справедливости и необходимостью установления в законодательстве и правоприменительной практике единых подходов к решению этих вопросов.

Осуществляя контроль за реализацией принципов и требований, содержащихся в статье 7 Конституции, о необходимости публикации нормативных актов государственных органов или доведения их до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом, Конституционный Суд в решении от 12 февраля 1999 г. обратил внимание на еще имеющиеся упущения в этой сфере. По мнению Конституционного Суда, в последующем ситуация с опубликованием нормативных актов начала меняться к лучшему.

Конституционный Суд отмечает, что в 1999 году производство по делам в соответствии со статьей 116 Конституции Республики Беларусь, статьями 5, 6 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» возбуждалось по предложению Главы государства, Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь (в том числе и в порядке статьи 112 Конституции), Палаты представителей, Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь.

В 1999 году в Конституционный Суд не поступали материалы на основании обращений общих судов в соответствии со статьей 112 Конституции, в которой предусмотрено, что, если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным. Аналогичная норма закреплена и в Законе «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь» (статья 4). Конституционный Суд считает, что осуществление судами данного предписания является не только их правом, но и обязанностью, как это вытекает из статей 6, 59 и других статей Конституции. Невыполнение судами данного требования приводит к применению в течение длительного времени противоречащих Основному Закону нормативных актов, препятствует формированию единообразной практики, основанной на положениях Конституции, что отрицательно сказывается на состоянии конституционной законности. Большая роль в устранении этих недостатков принадлежит Верховному Суду, который в соответствии с Конституцией уполномочен обращаться в Конституционный Суд по вопросу проверки конституционности нормативных актов. Однако от Верховного Суда в последние два года предложений не поступало. Из изученных в Конституционном Суде в 1999 году материалов усматривается, что в отдельных случаях с ходатайствами о возбуждении вопросов проверки конституционности нормативных актов в соответствии со статьей 112 Конституции обращались в суды и адвокаты, но эти ходатайства оставлены без должного реагирования.

При вынесении своих решений Конституционный Суд неоднократно отмечал, что согласно положениям национального законодательства общепризнанные принципы международного права и нормы международных договоров Республики Беларусь, вступивших в законную силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь права.

Осуществляя постоянный контроль за своевременным исполнением своих решений, Конституционный Суд отмечает, что они исполнены полномочными органами в установленные сроки. По всем решениям в Конституционный Суд поступили официальные ответы с изложением принятых по ним мер. При необходимости вносились изменения и дополнения в нормативные акты, а также принимались другие меры по реализации решений Конституционного Суда соответствующими государственными органами в пределах их компетенции.

В соответствии с Конституцией заседания Конституционного Суда проводились на белорусском и русском языках, решения Конституционного Суда публиковались на обоих государственных языках соответственно в газетах «Звязда» и «Народная газета», что способствовало обеспечению права граждан на информацию, предусмотренного статьей 34 Конституции, их более эффективной правовой защите.

II

Важным критерием определения состояния конституционной законности является информация, содержащаяся в обращениях граждан в государственные органы и к должностным лицам, которые в силу требований статьи 40 Конституции обязаны их рассмотреть и дать ответ по существу в определенный законом срок. Анализ обращений, поступающих в Конституционный Суд, свидетельствует, что граждане, исчерпав все имеющиеся средства правовой защиты в других государственных органах, часто вынуждены направлять свои письма в Конституционный Суд.

В истекшем году в Конституционный Суд поступило 899 обращений граждан (на 12 процентов больше, чем в 1998 году), в том числе 35 — от общественных объединений. 137 граждан в установленном порядке приняты судьями Конституционного Суда лично. Наибольшее количество жалоб касалось деятельности правоохранительных органов и судов.

Обращения граждан не оставались без должного реагирования и рассматривались в соответствии с Конституцией и другими нормативными актами. По отдельным жалобам давались соответствующие разъяснения. В необходимых случаях обращения граждан направлялись в государственные органы, к компетенции которых относится их рассмотрение. По обращениям, имевшим большую общественную значимость и касавшимся содержания и практики применения действующего законодательства, Конституционным Судом принимались решения, вносились предложения в компетентные государственные органы по совершенствованию законодательства, принятию новых нормативных актов.

Так, в обращениях военнослужащих, вернувшихся в Беларусь из других республик бывшего Советского Союза, выражалось сомнение в конституционности некоторых норм Закона «О гражданстве» и высказывалось мнение о необходимости расширения оснований для восстановления их в гражданстве Республики Беларусь. В связи с этим обращением Конституционным Судом в феврале 1999 года в компетентные органы были внесены предложения по совершенствованию законодательства о гражданстве Республики Беларусь, усилению имущественных гарантий военнослужащих — граждан Республики Беларусь.

В течение 1999 года в Конституционный Суд продолжали поступать обращения граждан по проблеме возмещения потерь, понесенных в результате инфляционного обесценения денежных сбережений, хранившихся в Сбербанке, а также неполного исполнения государством заемных обязательств по ценным бумагам бывшего СССР. По мнению граждан, существует необходимость совершенствования законодательства в целях возмещения потерь от обесценения вкладов и ценных бумаг с учетом инфляционных процессов, а также обеспечения более полной защиты прав наследников владельцев вкладов и ценных бумаг в соответствии с положением части четвертой статьи 44 Конституции Республики Беларусь. В 1999 году Конституционный Суд обращался дважды по этой проблеме к Правительству, которое признало необходимость ее решения по мере улучшения экономической ситуации в государстве.

В Конституционный Суд обращались граждане по вопросу платы за пользование излишней жилой площадью по договорам найма в домах государственного и общественного жилищного фонда в тройном размере установленной для нанимателя ставки квартплаты. В ходе изучения вопроса выяснилось, что законодательство Союза ССР, которое применяется на практике, по отдельным вопросам не сочетаются с системой законодательства Республики Беларусь и принципами жилищной политики, которая проводится в республике в настоящее время. В целях обновления и необходимой систематизации законодательства в указанной сфере Правительству республики было предложено рассмотреть вопрос о разработке и утверждении единого нормативного акта, регламентирующего порядок расчетов за пользование жилыми помещениями государственного и общественного жилищного фонда, а также платы за коммунальные услуги и техническое обслуживание жилых помещений, находящихся в частной собственности. Совет Министров 25 августа 1999 г. принял постановление № 1332 «Об упорядочении расчетов населения за пользование жилыми помещениями и коммунальными услугами», в котором отражены предложения Конституционного Суда.

Значительная часть обращений в Конституционный Суд связана с пенсионным обеспечением. В них выражается, в частности, неудовлетворенность размерами пенсий, их ограничениями в отдельных случаях вследствие неоправданно, по мнению обратившихся, сложной процедуры определения и подтверждения причин инвалидности, продолжительности трудового стажа. Конституционный Суд считает, что устранению этих недостатков призваны способствовать Концепция реформы системы пенсионного обеспечения в Республике Беларусь, одобренная постановлением Совета Министров от 17 апреля 1997 г. № 349, а также выработка конкретного плана претворения в жизнь ее основных положений.

В соответствии с Заключением Конституционного Суда от 2 июня 1999 г. граждане, проживающие в квартирах, заселенных несколькими нанимателями, получили право на приватизацию занимаемых ими жилых помещений независимо от согласия других нанимателей. Однако в силу того, что предложение о проверке конституционности части второй статьи 5 Закона «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь» было внесено в Конституционный Суд лишь в конце апреля 1999 года, а с 1 июля 1999 г. перестали действовать условия льготной приватизации с использованием жилищных квот, многие граждане указанной категории не успели реализовать свое право на приватизацию жилья на этих условиях. В целях обеспечения их прав и законных интересов Конституционный Суд обратился в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь с предложением продлить срок такой приватизации для граждан, проживающих в квартирах, заселенных несколькими нанимателями.

Поступали жалобы по поводу ограничения прав и законных интересов инвалидов. Граждане выражали, в частности, несогласие с положениями нормативных актов, в соответствии с которыми ежегодная денежная компенсация расходов на бензин, ремонт, техническое обслуживание автомобилей и запасные части к ним выплачивается инвалидам Великой Отечественной войны II группы и приравненным к ним инвалидам из числа военнослужащих II группы, имеющим на праве личной собственности автомобиль, только в том случае, если вождение его осуществляется самим инвалидом или по доверенности совместно с ним проживающим родственником. После изучения жалоб такого рода Конституционный Суд обратился в Совет Министров с обоснованием необходимости внесения в законодательство изменений, допускающих возможность выплаты соответствующих компенсаций и в тех случаях, когда вождение автомобиля по доверенности осуществляется членом семьи или родственником, проживающим с владельцем автотранспорта в одном населенном пункте. Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 8 июля 1999 г. № 1043 такие изменения в законодательство внесены.

В Конституционный Суд обращались осужденные с жалобами по поводу заболеваемости туберкулезом в местах лишения свободы. В связи с необходимостью комплексного подхода к решению проблемы борьбы с туберкулезом, предполагающей участие многих государственных органов и организаций, изыскание источников дополнительного финансирования противотуберкулезных мероприятий, Конституционный Суд направил в компетентные органы предложение о разработке проекта специального законодательного акта. Конституционный Суд отмечает, что в настоящее время проводится соответствующая работа по выполнению одобренной Правительством Республики Беларусь Государственной программы «Туберкулез».

В соответствии со статьей 1 Закона «О Конституционном Суде Республики Беларусь» к ведению Конституционного Суда отнесено утверждение законности не только в правотворчестве, но и в правоприменении. Когда правоприменительная практика основывалась на нормативных актах, противоречащих Конституции, Конституционный Суд обращал внимание компетентных органов на ее противоправность.

Так, суды различных инстанций отказывали в рассмотрении иска члену одного из колхозов республики о восстановлении на работе на том основании, что в уставе колхоза содержалось правило, согласно которому трудовые споры рассматриваются комиссией по трудовым спорам, а затем — или собранием уполномоченных членов колхоза, или судом. По мнению судов, в которые направлялись жалобы, норма устава колхоза об альтернативном порядке обжалования решения комиссии по трудовым спорам исключала возможность рассмотрения дела судом, поскольку жалоба на решение комиссии по трудовым спорам уже рассматривалась собранием уполномоченных. Такие решения общих судов явно противоречили положению статьи 60 Конституции о том, что гражданам во всех случаях гарантируется защита их прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом. Характерно, что указанная практика сохранялась несмотря на то, что Конституционным Судом ранее уже было принято несколько заключений, в которых с целью обеспечения права граждан на судебную защиту обращалось внимание на непосредственное действие статьи 60 Основного Закона. По предложению Конституционного Суда был принесен протест в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда на состоявшиеся судебные постановления, который был удовлетворен.

Почти шестилетний опыт деятельности Конституционного Суда по осуществлению контроля за конституционностью нормативных актов в Республике Беларусь свидетельствует о том, что право граждан на обращение в Конституционный Суд является действенной формой их влияния на совершенствование законодательства, практику его применения и укрепление конституционной законности в Республике Беларусь.

В настоящее время завершается разработка проекта Закона «Об Уполномоченном по правам человека». Конституционный Суд считает, что Уполномоченный по правам человека в Республике Беларусь сможет более эффективно реализовывать возложенные на него функции при условии наделения его правом обращения в Конституционный Суд в целях инициирования конституционного судопроизводства, как это принято в зарубежной практике. Такие подходы основаны на Конституции, которая позволяет дополнительно определить компетенцию Конституционного Суда соответствующим законом. Это в полной мере отвечало бы и требованиям статьи 61 Конституции, допускающей в соответствии с международно-правовыми актами, ратифицированными Республикой Беларусь, возможность обращения граждан за защитой своих прав и свобод в международные организации только после того, как будут исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

III

В 1999 году продолжалось коренное реформирование действующего законодательства. В формировании современной системы национального законодательства большая роль принадлежит Главе государства, а также Парламенту и Правительству Республики Беларусь.

Истекший год ознаменован принятием таких важных кодифицированных законов, как Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный, Жилищный, Трудовой кодексы, Кодекс о браке и семье. Часть из указанных кодексов, а также принятые ранее Гражданский, Хозяйственный процессуальный кодексы вступили в 1999 году в силу.

Конституционный Суд отмечает, что в новых кодексах в большей степени учтены и получили развитие многие положения Конституции Республики Беларусь и международно-правовых актов, направленные на защиту прав и свобод каждого человека и гражданина. Во многих принятых актах законодательства учтены решения Конституционного Суда и содержащиеся в них выводы относительно конституционности проверенных правовых норм.

Вместе с тем в правотворческой деятельности имеются недостатки. Не способствует укреплению конституционной законности применение на практике актов, в том числе актов СССР, не отвечающих по своему содержанию современным демократическим преобразованиям (Положение о предварительном заключении под стражу в Республике Беларусь, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета БССР от 9 апреля 1970 г., Положение о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1976 г., и др.).

Конституционный Суд также отмечает, что в некоторых новых кодексах и иных нормативных актах содержатся явные неточности, положения, противоречащие друг другу, а также не согласующиеся с основополагающими правовыми принципами нормы, что не способствует установлению единообразной правоприменительной практики, надлежащему исполнению законов, декретов, указов и других актов законодательства.

Ряд вновь принятых законодательных актов свидетельствует о недостатках в законотворческой деятельности в части предотвращения правовых коллизий.

Сохраняется практика запаздывания в принятии актов, призванных обеспечить более детальное и комплексное регулирование отношений на основе принятых кодексов и других законов. Негативно сказывается также на состоянии конституционной законности несвоевременное признание утратившими силу нормативных актов, противоречащих вновь принятым актам, но применяемых на практике. Необходимо отказаться от практики формирования нормативной базы, при которой механизмы реализации прав граждан и процедуры, имеющие принципиальное значение для защиты этих прав, предусматриваются в подзаконных (ведомственных) нормативных правовых актах.

Конституционный Суд считает, что более полной защите конституционных прав граждан должно способствовать своевременное обновление действующего законодательства, обусловленное потребностями общественного развития; принятие законов, необходимость которых прямо закреплена или вытекает из содержания Конституции (о праве на свободу передвижения и выбор места жительства, об альтернативной воинской службе, о чрезвычайном и военном положении, о порядке реализации гражданами права на законодательную инициативу и др.).

Необходимо продолжать целенаправленную работу по приведению актов национального законодательства в соответствие с международно-правовыми актами, а также формировать практику применения общепризнанных принципов международного права и норм международных договоров, вступивших в силу и являющихся частью действующего на территории Республики Беларусь права.

IV

Большое значение для конструктивного развития института конституционного контроля в Республике Беларусь на современном этапе, совершенствования деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь по защите прав и свобод граждан имеют его сотрудничество с органами конституционного контроля других государств, обмен опытом работы по вопросам деятельности конституционных судов.

Республика Беларусь одна из первых среди государств — участников Содружества Независимых Государств ввела институт конституционного контроля. Обмен опытом работы с органами конституционного контроля других государств показал, что полномочия Конституционного Суда Республики Беларусь в области проверки конституционности нормативных актов существенно не отличаются от аналогичных полномочий других специализированных органов конституционного контроля. Однако в конституционных судах других государств право инициировать производство о проверке конституционности нормативных актов имеет гораздо больший круг субъектов. Изучение законодательства, регулирующего деятельность конституционных судов других стран, свидетельствует также и о том, что нередко полномочия органов конституционного контроля, предусмотренные Конституцией, дополняются соответствующими законами.

В 1999 году Конституционный Суд принял ряд зарубежных делегаций, а также представителей научных кругов других государств. В ходе встреч состоялся обмен информацией о месте и роли органов конституционного контроля в системе государственной власти и правовых методах обеспечения верховенства Конституции, о практике работы конституционных судов ряда государств, соблюдении прав и свобод граждан в Республике Беларусь, опыте Конституционного Суда по работе с обращениями граждан.

Представители Конституционного Суда Республики Беларусь принимали участие в работе XI Конференции конституционных судов Европы, которая состоялась в мае 1999 года в Варшаве, а также в ряде других международных и республиканских научно-практических конференциях и семинарах.

Конституционным Судом 27 апреля 1999 г. проведена республиканская научно-практическая конференция «Конституционное правосудие в Республике Беларусь: пятилетний опыт, проблемы и перспективы», по материалам которой издан сборник докладов и выступлений. На конференции проанализирован пятилетний итог деятельности Конституционного Суда по совершенствованию правовой системы Республики Беларусь, высказаны предложения по дальнейшему укреплению конституционного контроля, подчеркнута важная роль Конституционного Суда в системе органов государственной власти в процессе становления правового государства и формирования гражданского общества.

* * *

Конституционная законность – обязательный элемент государственности, неотъемлемое условие эффективного функционирования государственной власти любого современного демократического правового государства. Уровень конституционной законности в Республике Беларусь зависит от глубокого осознания всеми государственными органами и должностными лицами своей ответственности за ее состояние, от всемерного обеспечения верховенства Конституции Республики Беларусь в правовой системе государства и прямого, непосредственного действия ее норм в правотворческой и правоприменительной практике.

Конституционный Суд считает, что усилия всех государственных органов и должностных лиц должны быть направлены на создание такого внутреннего и международного порядка (статья 59 Конституции), при котором возможно полное осуществление прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией. Достижение указанной цели, по мнению Конституционного Суда, возможно, если в соответствии с Основным Законом государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, будут в пределах своей компетенции принимать все необходимые меры для осуществления прав и свобод личности, руководствуясь закрепленным в Конституции принципом, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.

Настоящее Послание принято на заседании Конституционного Суда Республики Беларусь 31 января 2000 г.

Председательствующий —
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь                                                                                                          Г.А.Василевич