Внимание! Информация на сайте не обновляется с 2016г. Актуальную информацию смотрите на сайте povestka.by

Четыре четыре три. ДИСБАТ в БЕЛАРУСИ

О чем не говорят дисбатовцы.

Мы привыкли считать спецназ одним из наиболее закрытых мест службы. Не найдешь знакомого, который там служил — посторонний никогда не расскажет какая она — служба. С дисбатом сложнее. Каждый год дисбатовцев все меньше. Бывшие руководители минского дисбата написали мне лишь: «Должны все сами понимать».

Каждый находит свою причину, почему он должен молчать о тех дополнительных 1,5-2 годах службы в в/ч  61678.

Человек, сидящий по ту сторону монитора находится на расстоянии 200 километров. Он сейчас живет в Польше, а на рубеже 80х и 90х он служил сержантом в дисциплинарном батальоне ОДБ №8 в г. Минске.

«Мне много раз пеняли, что служил там в постоянном составе (т. е. охранником), хотя я просился в афган».

г. Минск, ул. Лынькова, д. 124, отдельный дисциплинарный батальон №8.

Туда Сергей попал после учебки в Печах. Как и было написано по инструкции, отбирали самых стойких и подготовленных.

«Да, стреляли мы больше всех. Про остальное утверждать не буду (смеется)».

Мы держим связь через скайп. Договорились, что будет несколько интервью. Человек, который годится мне в отцы, обещал поискать информацию о других дисбатах, вспомнить особенности той жизни.

«Я там служил. Мог служить где угодно, но отправили в Минск. На дизель попадают по разным статьям УК. Наиболее популярная 443 — неуставные отношения: ударил подчиненного или начальника, дедовщину разводил».

«К нам привезли парня. Ему до дембеля две недели оставалось. А получилось так: заходит начальник в казарму ночью, а солдатики разбиты в пары, уселись друг на друга и те, которые сверху, руками размахивают. Оказалось, что это дедушка духов так воспитывает. Мол, дембеля не видно — разгоняйте облака руками. Получил год дисбата.»

 

На втором и третьем месте беглецы и уголовщина (в основном, кражи). Гражданский бы за это пять лет получил, а тут не больше двух лет. И без записи в личное дело. Только в военном билете запись: служил полтора года в в/ч 61678.

И, конечно, срок дисбата за редчайшими исключениями, засчитывается в срок службы. Придется возвращаться дослуживать в свою часть.

Многие видели фильм про дисбат — про ОДБ №8. Его снимали для солдат, как пропагандистский. Там все раскаивались, говорили что оступились. Можно ли назвать дисбат местом где исправляются?

«Скорее подавляют. Нам, конечно, нельзя было с переменным составом контактировать. Так и сам попасть за колючку можешь. Обычно просто подавляли особо ретивых. И не ретивых тоже».

Дисбат — армия, доведенная до маразма. Чего стоит, например, каждый день хором повторять строчки из устава, из УК.

Если попадешь на гаупвахту — будешь зубрить стоя. Час стоишь, десять минут сидишь. Перемещаться по части можно только бегом или маршируя.

«Большинство прошло через гаупвахту. Когда же хотели просто солдата проучить, делали так: выводили на улицу, рисовали мелом круг и оставляли на ночь. Часовым на вышках говорили: выйдет за круг — стрелять. При мне так раз пять делали».

disbat

Гаупвахта представляет собой обычный коридор с металлическими решетками по бокам. Внутри помещение два на два примерно. Днем можно только стоять, нары прикреплены к стене. Сон 4 часа. Не понравится что-либо начальнику или будешь жаловаться — добавит 5 суток. Так можно не более двадцати и для этого достаточно устного распоряжения.

Могли кормить через день. И все это время час стоишь, потом могут разрешить присесть, а могут и нет.  Ну и прогулки. Дворик точь в точь как тюремный, только надо маршировать.

Рассказывали, что до девяностых на гаупвахте кормили только хлебом и водой. В перестройку такого уже не было. Конечно ребята ломались.

Тяжело приходилось ребятам, когда их не отправляли на работы. Где работали? Дом Офицеров, Сосны, жилые дома, пионерский лагерь строили, училище военное. Деление объектов было по ротам. Было пять рот.

«Я общаюсь со своими сослуживцами и сейчас. Кто-то хотел бы вернуться и повторить все. А я думаю, что 18-20 летние парни не должны охранять своих сверстников, целясь в них из АК…»

ОДБ №8 — последний дисбат в Беларуси. 24 июля 2011 года Палата представителей приняла решение о его расформировании.

Наказание сейчас отбывают 28 человек, работают в нем около 160. Цифра дисбатчиков с каждым годом падает, а затраты растут, составив в этом году 1,8 млрд. руб.